Публичное поле брани

Мировые СМИ стоят перед непростым выбором: одни читатели, слушатели и зрители советуют журналистам быть зеркалом реальной жизни, другие - требуют перестать цитировать «мат», который оскорбляет их достоинство

Фото:

Степень умысла

Для журналистов отражать реальную жизнь - значит, цитировать фразы респондентов без цензуры, что неминуемо приводит к появлению в СМИ в том числе и ненормативных выражений. Ведь и политики, и спортсмены, и звезды шоу-бизнеса все реже задумываются над тем, что и как они говорят в присутствии журналистов.

В этом году Госдума РФ приняла федеральный закон, ужесточающий ответственность за мат в СМИ. Один из авторов закона, вице-спикер Госдумы Сергей Железняк разъяснил, что претензии к СМИ могут быть предъявлены, если нецензурная лексика не была замаскирована полностью. «Если «запикано» полностью и угадать слово, которое не прозвучало, невозможно — оснований привлекать к ответственности нет, — пояснил депутат. — Если же «запикана» часть нецензурного выражения, то выяснять, было ли нарушение, будут эксперты». Величина штрафа, по его словам, будет определяться «степенью умысла» СМИ.

Очевидно, полная «маскировка» нецензурного слова будет требоваться и от печатных или интернет-СМИ. «Если в слове из трех букв уберете центральную букву и замените ее звездочкой, это не значит, что никто не поймет, что у вас написано», — отметил Сергей Железняк.

Джентльменский мат

А что же западные СМИ? Оказалось, что слухи об изысканной вежливости англичан изрядно преувеличены. Британцы любых возрастов и сословий ругаются, как извозчики. Печатные издания выражаются непечатными словами, оставляя, как правило, лишь первую букву и забивая непристойность звездочками. Электронные СМИ заглушают крепкие выражения внезапной запинкой теле- и радиоприемника. Читатели и зрители жалуются на оскорбление своего слуха и достоинства в Комитет по вещательным стандартам (BSC), надзирающим как за главным вещателем в лице Би-би-си, так и за остальными. В одном из своих ежегодных отчетов BSC отметил, что количество жалоб на грубую лексику и нецензурщину в радио- и телепрограммах выросло за один только год на 60%. Увы, оправдывается сквернословие, прежде всего, свободой слова как таковой и свободой выражений для авторов статей и передач, в частности. Между тем в британских СМИ допускается использовать ненормативную лексику лишь в качестве крайней необходимости для контекста статьи или для выражения характеристики персонажа, вне прямой речи цитируемого использование нецензурных слов считается нецелесообразным. В общем, за бранные слова в британских СМИ не наказывают, не карают, не штрафуют. Правда, случается, извиняются.

Дозволено все

Итальянцы - народ эмоциональный и сдерживать себя особо не привыкший. На Апеннинах ругаются так много и часто, что это уже мало кого раздражает и уж тем более настораживает. Брань в Италии не воспринимается как дикость или дурной тон. Она, скорее, служит отличной «приправой» к немного приторной «дольче вита». Ругаются итальянцы так артистично, смачно и местами изящно, что неосведомленному иностранцу может показаться, что они ведут разговор о чем-то возвышенном.

Ругательства итальянские законы оценивают как административное правонарушение. За мат или богохульство в любом общественном месте предусмотрен штраф от 51 до 309 евро. Но закон работает плохо. Судя по щедрым потокам ругани, которая просачивается из газет, журналов и Интернета, а также выливается с телевизионных экранов, штрафа этого явно недостаточно. Однако, если в прессе ругательные слова еще хотя бы как-то маскируются за многоточием, то на ТВ царит полный разгул. Запикиванием себя и так особо не утруждают, а после 23 часов и вовсе наступает время вседозволенности, когда все штрафы автоматически теряют юридическую силу. Пример тому - знаменитый комик Маурицио Кроцца, который отпускает прямо в лица гостям программы Ballaro колкости, нередко приправленные матом.

Прикрываются иероглифами

За недопущение вульгаризмов и непотребных материалов в американских масс-медиа отвечает Федеральная комиссия по связи - FCC, которая наделена правом штрафовать или изымать лицензию у того или иного СМИ. Штрафы могут начинаться с десятков тысяч долларов для местной прессы и доходить до сотен тысяч для крупных медиахолдингов и кабельных сетей. Согласно внутренним рекомендациям газеты «Нью-Йорк таймс» слова вроде «черт возьми» допускается использовать в контексте описания экстремальных, например, боевых ситуаций или для подчеркивания эмоций в отдельных случаях.

В Китае запрещены не только нецензурные высказывания в СМИ, но и многие кажущиеся «безобидными» слова и выражения. Например, все, что касается чувствительных тем: прав человека, вопросов Тибета, вольное упоминание высших государственных деятелей и многое другое. Но интернет-пользователям любые запреты нипочем, они прикрываются иероглифами: у многих - схожее звучание, но абсолютно разный смысл.

В Южной Корее за лексикой в программах и статьях следит специальный Комитет по телерадиовещанию и СМИ. Южная Корея - страна конфуцианская, для нее характерны весьма высокие нормы морали. В газетах и прочих СМИ бранных слов не встретить, потому что корейцы хорошо понимают, что в СМИ нецензурной лексики быть не должно, а журналисты эти правила соблюдают.


По материалам источников: public.ru, rg.ru, expert.ru

Версия для печати