Пять нестыковок в обвинении вдовы, якобы отравившей мужа-банкира

Читали 598

Уголовное дело об убийстве экс-заместителя управляющего самарским филиалом Россельхозбанка Дмитрия Пузикова на днях будет передано в суд для повторного рассмотрения. Дело во всех отношениях неординарное. Топ-менеджеров банков, конечно же, убивали и до него. Но ни у кого не возникало сомнений, что стреляли в них из-за денег. Однако в этом случае предварительное следствие решило считать мотивом убийства ревность: видимо, потому, что убийца выбрал совсем несовременный способ устранения жертвы - яд.

Напомним, 7 марта 2012 г. в загородном доме Пузиковых отмечали день рождения его кузена. 9 марта банкир и двое участников вечеринки были госпитализированы в токсикологическое отделении больницы им. Середавина, где Пузиков и скончался. Позднее выяснилось, что он был отравлен таллием.

В результате 23-летней вдове банкира Екатерине Пузиковой (Сокирской) предъявили обвинение в причинении смерти по мотиву личной неприязни на почве ревности.

В августе прошлого года Красноярский райсуд признал Пузикову виновной и назначил ей семь лет лишения свободы, однако в декабре апелляционная инстанция отменила приговор, направив дело на дополнительное расследование.

В деле имеется масса нестыковок, на что обращала внимание в том числе Генпрокуратура. Но это не помешало правоохранителям закончить дополнительное расследование с тем же результатом - обвинение предъявлено вдове. Разберем по пунктам, почему это как минимум странно.

Нестыковка №1: "Где спецслужбы и где 23-летняя Пузикова?"

"Ключевым обстоятельством данного дела является яд, с помощью которого был отравлен Пузиков, - уверен адвокат обвиняемой Андрей Карномазов. - До тех пор, пока не установлено, где и кем был приобретен таллий - обвинение в адрес Пузиковой будет обвинением самому следствию в неспособности установить ключевой для дела факт".

Действительно, банкиру подсыпали не просто какой-то мышьяк, а рассеянный в природе тяжелый металл  таллий. Сегодня известны лишь семь соединений таллия, и все они крайне редкие. И само это ядовитое вещество редкое до такой степени, что бывший начальник УФСБ Юрий Рожин на запрос предварительного следствия ответил: его управлению неизвестно, где на территории Самарской области можно приобрести таллий и его соединения.

В ходе дополнительного следствия нынешний руководитель УФСБ Владимир Татауров дал аналогичный ответ на очередной запрос: дескать, его служба не смогла установить, где Екатерина Пузикова могла приобрести этот яд.

Но хотя следствию не удалось даже установить, чтобы вдова когда-либо интересовалась или имела осведомленность о свойствах этого вещества, ей предъявили обвинение, что в неустановленном месте в неустановленное время и неустановленным способом она этот таллий приобрела, хранила, а затем использовала (хорошо, что не добыла в природе самостоятельно).

Непоследовательность в истории с происхождением яда проявилась и в том, что в возбуждении уголовного дела в отношении вдовы по ст. 234 УК РФ за незаконное приобретение ядовитых веществ было отказано...

"Таллий - это яд спецслужб, он идеален для тайного убийства, - считает адвокат Карномазов. - Он не имеет ни цвета, ни вкуса, ни запаха. Но приобрести такой яд практически невозможно. В материалах дела имеются данные из "черного Интернета", где предлагается приобрести яды, но о таллии - ни слова".

Нестыковка №2. Горькое пюре

По версии предварительного следствия, обвиняемая добавила яд в картофельное пюре, которое собственноручно приготовила для мужа и положила ему на тарелку из розового стекла. При этом еще двое попробовали картошку из этой тарелки. Все пробовавшие почувствовали горечь, больше есть пюре не стали, однако все же отравились.

А главный довод следствия заключается в том, что доступа к этому блюду не было ни у кого, кроме Пузиковой.

Но материалами дела установлено, что все трое отравившихся совместно употребляли пюре не один, а два раза. Причем во второй раз пюре из кастрюли накладывала отравившаяся Борисова.

Из ее показаний: "После этого я взяла эту тарелку с картошкой, пошла в туалет, где смыла картошку в унитаз. Вернулась на кухню, помыла тарелку из-под этой картошки, тарелку положила рядом с мойкой на полотенце, после этого взяла другую тарелку, с которой подошла к столу, за которым все сидели, при этом кастрюля с картошкой стояла на этом столе. После этого я положила в ложку немного картошки, попробовала ее. Картошка была абсолютно нормальной. После этого я стала накладывать картошку в чистую тарелку Пузикову Д.В. и отдала тарелку последнему. И Пузиков Д.В. и Сафонов Саша ели эту картошку, которую я положила, я это видела сама. Ели из одной тарелки и не жаловались".

Пока Борисова ходила в туалет и мыла тарелку из-под горькой картошки, еще двое гостей Локтионов и Трубников поели этого пюре, не заметив горечи и не получив отравления.

После того как Борисова положила пюре погибшему и Сафонову, она вымыла кастрюлю. Однако экспертиза установила, что загрязнение кастрюли таллием самое большое из всех взятых на экспертизу предметов столовой и кухонный утвари. А вот на тарелках следов таллия не было обнаружено.

Казалось бы, решить этот ребус-кроссворд невозможно, но адвокат нашел совокупности данных фактов простое объяснение:

1. Так как таллий не имеет ни вкуса ни запаха, то горечь в пюре, если и была, то имела другое происхождение - возможно, в тарелку нечаянно пролили водку.

2. Когда Пузикова ушла на второй этаж, а Борисова мыла посуду, а Локтионов и Трубников уже ели пюре, злоумышленник незаметно и насыпал яд в кастрюлю.

Как видно на фото, сделанных на вечеринке, в тот момент рядом с кастрюлей находились кузен и полный тезка банкира - Дмитрий Пузиков - и Люкшина. В смывах с рук последней таллия не обнаружено. 

А вот у кузена погибшего следы яда зафиксированы не только в подногтевом содержимом левой руки, но и на одежде (причем больше, чем на одежде обвиняемой). Более того, в кармане его джинсов эксперт института криминалистики ФСБ РФ обнаружила не то что следы, а микрочастицы таллиевой соли! Кстати, кастрюля с пюре стояла слева от Пузикова-кузена.

Но объяснений этому факту в деле нет.

Нестыковка №3. Ревность и яд

По мнению адвоката Карномазова, явно надуманным является указание ревности в качестве мотива отравления мужа таллием. Более того, ревность как страсть и яд замедленного действия несовместимы.

"Наверное, если поискать, у любой жены можно найти причину убить мужа. Жена - всегда самая уязвимая фигура для подозрений, - уверен адвокат. - Но из ревности режут, стреляют, рубят, то есть убивают в состоянии крайнего эмоционального возбуждения - "в порыве ревности". В припадке ревности можно и отравить: накрошить мухоморов, налить вместо водки уксуса или другой отравы, что оказалась под рукой. Но таллий под рукой не валяется". 

По словам защитника, истории известны случаи отравления таллием по политическим мотивам, по корыстным. Есть английский детектив, где автор выдумала сюжет отравления таллием на спор. Но во всей мировой литературе, изобилующей страницами ревности, еще не было сюжета об убийстве мужа из ревности редким и практически недоступным ядом с растянутым во времени действием.  

А за последние 20 лет, например, в Самарской области не было ни одного сколько-нибудь известного судебного разбирательства, связанного с отравлением, хотя убийств из ревности было совершено сотни.

"Вот история про Каина и Авеля есть, а про отравление таллием из ревности - еще не было", - отмечает Андрей Карномазов.  

Нестыковка №4. Опасные связи

Во время очной ставки с вдовой кузен ее мужа, обвиняя ее в отравлении своего брата из ревности, вдруг задает вопрос: "Кто тебе заказал смерть брата - Неустроев или Иванов?" То есть он сам отошел от своей же версии, которую внушал следователю, и неожиданно подтвердил версию защиты о  заказном характере отравления в связи с профессиональной деятельностью погибшего.

Впрочем, в качестве заказчиков убийства брата Пузиков мог назвать и других лиц. Например, у следствия были основания проверить на причастность к преступлению и московского адвоката Ваху Гишкаева, с которым погибший якобы пытался решить вопрос о своем назначении на должность управляющего самарским филиалом РСХБ. Не бесплатно, конечно. Из показаний свидетелей известно, что погибший возил в столицу миллионы рублей.

Однако, хотя Ваха Исмаилович и является авторитетным "решалой", но не в его силах "рулить" в Россельхозбанке, где главный - сын Николая Патрушева, экс-директора ФСБ РФ. В результате погибший не получил заветной должности, однако и денег из столицы не вернул.

Пока жертва отравления находилась в больнице, Гишкаев живо интересуется диагнозом: высылает Пузиковой свой электронный адрес, чтобы она сообщила, установили ли врачи, каким ядом был отравлен ее муж.

В решении вопроса о получении должности также участвовал "зарабатывающий на жизнь мелким предпринимательством в области сельского хозяйства" житель Камышлинского района, 29-летний Марсель Юсупов. Согласно детализации сотовых соединений Пузикова-кузена, именно с Юсуповым он активно общался накануне смерти брата - с 17 по 19 марта 2012 года.

Нестыковка №5. Корысть

Сразу после смерти Пузикова - в апреле 2012 г. - его мать, лишив единственного внука наследства, больший объем недвижимого имущества перевела на имя деверя - отца кузена погибшего банкира. 

И только когда защита вдовы вскрыла данное обстоятельство и заявила об этом следователю, ее свекрови вернули собственность, чтобы не было причин ссылаться на наличие корысти у деверя и его сына.

 

Были в деле и другие странности. Однако следствие и мать погибшего предпочли их не заметить, что выглядит очень странным, но объяснимым - сделать вдову "крайней" удобно очень многим. В таком случае не придется возбуждать новых дел и изучать связи погибшего.

Новости

Назад. 03 октября 2016 Вперед.
Пять нестыковок в обвинении вдовы, якобы отравившей мужа-банкира